Правила поведения сватов

Следует заметить, что практически каждый шаг, любое продвижение свата и его дружины в пространстве дома невесты было строго регламентировано. Переступая порог дома, сват незаметно пяткой правой ноги стучал о порог и про себя проговаривал таки слова: “Яны маўчаць і вы не пярэчце”. Попытаемся расшифровать смысл этой сакральной формулы.

Порог – зона предков хозяев дома, постукивание о порог (это как тройное постукивание в дверь с целью получения разрешения, приглашения войти в дом) – символическое получение разрешения у предков, их молчание – «яны маўчаць» (если на самом деле в это время не раздастся какой-нибудь необычный звук) – знак согласия. Вторая часть формулы -  “і вы не пярэчце” – была обращена к хозяевам, сидевшим за столом. 

Дальше сват делал несколько шагов, доходил до первой балки на потолке – границы, определявшей пространство пришедших в дом гостей (отсюда и современное название первой части нашего городского жилища – прихожая) и останавливался. Становиться под балкой нельзя было ни в коем случае. Порог, первая и вторая балки считались в доме переходными границами (из одного мира в другой), поэтому находиться, задерживаться  под ними не следовало. По горизонтальной оси пространство дома разделялось на следующие части (роль каждой из них было хорошо известно свату). От порога до первой балки – место встречи гостей, между первой и второй балками – место повседневного пребывания хозяев, за второй балкой была сакральная зона посадки почетных гостей, куда они могли попасть только по приглашению хозяев. 

Сваты в доме невесты

Хозяин, увидев «незваных» гостей, предлагал им сесть. Гости не должны были этого делать, считалось, что в этом случае  дело не сдвинется с места, поэтому сват тут же образно отвечал: “Дзякаваць. Сядзелі на гэтай нядзелі, да што з таго сталася”.

В соответствии с древними мифологическими представлениями, говорить прямым текстом о цели своего визита было нельзя.  Вспомните, точно также люди не  обращались  друг к другу по имени, потому что оно было закрыто, табуировано; обращались по отчеству, местной кличке, к женщине – по имени ее мужа, например, если муж носил имя  Платон, то жену его называли Платонихой. Сват начинал  иносказательный диалог: “А, сваточкі, прапала ў нас  цялушка, ездзілі мы днём і ноччу, па сёлах, па гарадах, і не можам дапытацца цялушкі. Прыехалі да Вас, ці не заблудзілася яна сюды. Былі мы ў хазяіна – той сказаў, што ў другой вёсцы. Нарэшце прыехалі да вас”. Или более прозрачно и образно: “Наш бык да вашай цялушкі  прывык, каб даў Бог таго нам даждаці, штоб вашу цялушку да к нашаму быку загнаці”.

Как только произносились  такие слова, всем сразу же становилась понятной цель прибытия «непрошенных» гостей,  и девушка, к которой пришли свататься, тут же убегала в кладовую или  клеть, либо вовсе к соседям.

После этого гостей вновь просили присесть, на этот раз приглашение принималось. Однако при этом гости должны были точно соблюдать традицию и учитывать следующее обстоятельство. В крестьянской избе главным ритуальным центром был красный угол, в котором, концами сходились две лавки: одна, стоявшая вдоль стены от двора (символизировала место хозяев) – другая вдоль стены от улицы (как правило, это было место для гостей). Однако в контексте сватовства трактовка смысла места посадки гостей сводилась к следующему: если гости (по незнанию) сядут на лавку от улицы, то они могли навести на молодых беду: раннюю смерть жениха, либо невесты. Поэтому следовало садиться на лавку вдоль двора, тем самым,  высказывая понятное всем желание стать составной частью этого рода.

После того, как гости усаживались за столом, сват ставил на стол бутылку водки, приговаривая: “Гэта вам ад Івана Дзяркача чалабіццё!” В этот момент наступала непродолжительная пауза – хозяин должен был принять решение. Все с нетерпением ждали развязки: если отец невесты брал в руку бутылку гостей и просил жену принести чарку, чтобы потом наполнить ее медовухой гостей, то  именно этот шаг и воспринимался знаком согласия выдать дочь замуж за присутствовавшего в доме парня.

В том случае, когда родители были против выдать дочку замуж, обряд развивался следующим образом:

  • отец невесты просил жену принести свою бутылку водки и угощал гостей, при этом,  давая понять, что визит свата не оправдал надежды, но традиции гостеприимства требовали обязательно угостить пришедших в гости людей. Обращаясь к свату, отец говорил: «Сват, не сват, а добры чалавек”.
  • в другом случае (северный регион Беларуси) считалось крайне нежелательным отказываться от угощения гостей, (это могло спровоцировать раздоры между двумя родами на долги годы), поэтому отец не приглашал гостей садится за стол, вставал сам, разливал водку по чаркам, хозяева и гости выпивали, после чего хозяин платил гостям за угощение.

Принесенную «медовуху» выпивали не только из соображений традиционного этикета, но и в знак предупреждения нежелательных действий со стороны сватов. Получив “от ворот поворот”, сват мог в порыве злости вылить водку на дверной косяк (“будь ты всю жизнь одна”) или на межевой камень (“каб ты назаўсёды ў дзеўках засядзелася”).

Если родители или их дочь не были согласны, то на вопросы родителей  о замужестве дочь могла начать мести пол от стола к порогу. Этот вариант ритуального действия широко использовался в славянской магии, в так называемых присушках и отсушках. Если парень понравился девушке, она брала веник и заметала его следы в дом: от порога к красному углу. Если же она хотела избавиться от ухаживаний молодого человека, то выполняла противоположное по направлению действие. Нежелание выходить замуж могли высказать и подружки невесты. Для этого они втыкали в воз сватов дзяркач (веник-голяк), или одевали на жениха и его дружину венки из гороховой соломы. В Витебской области в воз сватов клали гарбуза, кавуна (тыкву) – красноречивый отказ на поступившее предложение. Использование этого предмета в контексте обряда сватовства имело двойное предназначение. С одной стороны, круглая форма и способность гарбуза катиться по полу была сватам прямым намеком: «Катитесь вы отсюда, пока целы». Однако, с другой стороны, в этом овоще был заложен и более глубокий подтекст. В народной медицине лук, чеснок, яйца, плоды калины рекомендовали употреблять в пищу с целью усиления сексуального влечения, а тыкву – напротив, чтобы его уменьшить. Следовательно, вручая тыкву, гостям намекали: чуток поостыньте.  

Последнее изменение Понедельник, 31 октября 2016 11:31
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « Роль шаферов на свадьбе