Девичник

Н. М. Никольский в своем классическом труде  «Происхождение и история белорусской свадебной обрядности» утверждает, что уже в XII-XIV веках девичий вечер имел место в северных регионах Беларуси. Письменная фиксация этого обряда датирована   XVIII веком. В XIX-XX веках «дзявоцкі вечар» был одним из  важных звеньев  всего свадебного обряда. 

 

В последний предсвадебный день, как правило, выполнение основных обрядов начиналось ближе  к вечеру. Однако в некоторых регионах Беларуси, например, в Пружанском, Волковысском, Слонимском районах  молодые с утра должны были пойти в церковь на исповедь. Но прежде надо было обойти все дома в деревне, и, заходя в каждый (жених и невеста ходили врозь), они  низко кланялись сначала красному углу, затем хлебной деже, а потом и хозяевам дома. Спрашивали, согласно свадебным традициям, не виноваты ли они в чем-нибудь перед ними. Как правило, хозяин отвечал: «Бог, будучы Богам, усім нам грахі адпускае, а трудно, каб мы, грэшныя людзі, адны другім кепскаго не запомнелі, а за добрае не памятавалі». Такой обряд назвался перапросіны. Тем самым молодые просили благословения на добрую семейную жизнь не только у родителей и ближайших родственников, но и всех членов общины, в которой они проживали. Именно об этом и поется в песне:

«Пакланіся, доньку, старому і маладому, і дзіцятку малому,

Няхай просяць у Бога долі для цябе маладое.

Няхай просяць ласкі ад найсвентшай Маткі!» 

В некоторых регионах этот обряд назывался «адпраўляцца кланяцца». Пока подружки и свахи прибирали дом к свадьбе: мыли лавки, столы, пол. невеста с одной подружкой обходила все дворы, кланялась трижды в пояс хозяевам, просила простить за все грехи и приглашала на свадьбу. А те , в свою очередь, отвечали: “Богу святому  кланяйся, дзіцятка. Дай жа, Божа, табе шчасця і долю, і ўсяго, чаго ты сабе ад Бога просіш”. Считалось, чем больше дворов невеста обойдет, тем счастливее будет ее супружеская жизнь. Кроме этого невеста приглашала молодежь к себе на девичник.

Если невеста была сиротой, то рано утром она ходила на могилу к своим родителям, “каб іспрасіць благаславення ў сваіх нябожчыкаў бацькоў”.

 

“Зборава субота настала, Марыська дзевачак збірала...”

В последний перед свадьбой  день в доме у невесты  происходил обряд под названием девичник (девик, дзявішнік, дзявічкі, дзявоцкі вечар, сборный день, зборава субота, вянкі).  В доме собиралась многочисленная родня невесты: «мать, отец, дядья, тетки, братья, сестры и прочие  взрослые домочадцы».  Подруги пели песни, спрашивая благословения у всей родни – расплести невесте косу и отвести в баню.  При этом невеста должна была плакать и кланяться всем в ноги, начиная от самых старших.  Плач невесты накануне свадьбы был обязателен. Для этого ей даже могли натереть глаза луком:

“Дайце Марысьцы помачы – горкай цыбулі пад вочы,

Знаць табе, Марыська замуж хочацца, калі твае слёзкі не коцяцца”

Невеста оплакивали свою «красоту», «косу», «волю», беззаботную жизнь у родителей. Считалось, чем больше слез невеста прольет в родительском доме, тем меньше она будет плакать в замужестве.

В баню под пение подруг невесту вели свахи (свашеньки). Весь процесс мытья в бане: принесение воды,  мытье невесты, выливание использованной воды, сопровождался ритуально-магическими действиями и всевозможными оберегами невесты, проецированием рождения здоровых детей,  хороших отношений с мужем и т.п. Баня накануне свадьбы  имела смысл ритуального очищения невесты от всех ранее  имевшихся бед и несчастий,  перед тем, как войти в новое жизненное положение.

Вернувшись из бани, в доме устраивали ужин. За столом невеста вместе с подругами пела песню, смысл которой заключался в том, чтобы отец и мать благословили дочку на житье-бытье в дальней сторонушке. После таких слов отец  благословлял дочь, она, в свою очередь,  должна была подарить ему что-то из приданного. Та же песня  повторялась еще несколько раз, но  теперь уже просили благословения у  ближайших родственников, принимавших участие в  семейном застолье. Невеста  и их одаривала небольшими  подарками.  После продолжительного песнопения невесту усаживали на лавку  и в последний раз в родительском доме ей заплетали косу под пение-причитание подружек.

Одним из составных этапов девичьего вечера было изготовление венка невесты, свадебного деревца и отличительных знаков шаверов – “кветачак”. Мы уже говорили о значении свадебного венка, который играл важную роль на свадьбе, символизируя собой целомудрие невесты. На девичнике девушки садились вокруг стола и  плели венок из заранее приготовленных свежих или сухих трав (руты, калины), цветные ленточки, бусинки и другие украшения. Но прежде старшая шаферка трижды просили благословения  у родителей невесты: «Благаславіце вянкі віці».

Венок вили медленно, на протяжении всей работы девушки пели песни:

«Сягоння субота, святы дзянёчак,

Вілі Ганначцы з руты вяночак...»

Чаще всего в песнях говорилось о беззаботной жизни девушки у родителей  и  подневольной жизни женщины в доме мужа:

«Ці не жаль табе,  дзевачка, на дзявоцкае пагулянне,

На дзвяцкае пагулянне, на дзявоцкае жартаванне?

Дзевачкі пойдуць на вулку гуляць, а ты, маладзенька, у клетку спаць.

Дзевачкі пойдкуць па ягадкі,, а ты, маладзенька, да работкі.

Дзвачкі будуць вянкі віць, а ты, маладзенька, шапкі мыць,

Дзевачкі будуць гулі, гулі, а ты, маладзенька, люлі, люлі...»

Еўе в послевоенное время своей неордінарностью выделялся венок невесты, который делалаі в Верхнедвінском районе. В зеленое соцветье целебных (обязательно) трав вплеталі красную ленту-оберег, в області вісочных долей  прікреплялі сделанные із воска віноградные гроздья. 

Белорусская свадьба

Когда венок был готов, невеста подходила к столу, кланялась девушкам в пояс и также одаривала их небольшими подарками. В Молодеченском районе существовало поверье, если  иголку, которую использовали при изготовлении свадебного венка бросить в реку, та девушка скоро выйдет замуж.

После  этого начинали украшать свадебное деревце: «гільцэ», “вільцэ“, елку”, “шаблю” – символический знак благополучия, изготавливали “кветачкі”, которые на протяжении всей свадьбы будут красоваться на груди у старшего шафера и шаферки.

«Свадебное деревце» - знак публичного признания, торжества совершенства и магического экранирования молодых. Этот важный атрибут свадебного обряда символизировал момент «перехода» - разрыв с девичеством и создание своей семьи. В дохристианское время браки заключались троекратным обходом вокруг  обрядового дерева – своеобразного центра мироздания, мировой оси, вокруг которой движется земля и будет вращаться мир вновь созданной семьи.. С приходом христианства «свадебное дерево» оказалось на  свадебном столе перед молодыми, как воплощение мира и добра.  По форме - это небольшое деревце (несколько веток, верхушка) из хвойных пород: ели, сосны, пихты, реже  вереска, березы, лещины. Украшением для свадебного  деревца могли служить живые цветы (вечнозеленые растения: барвинок, плющ, лавр), яблоки, перья домашних или лесных птиц, орехи, ягоды калины, колосья, разноцветные ленточки, бусинки, различные сладости (если свадьбу справляли в теплое время года), а также сухие цветы или изготовленные из цветной бумаги. Свадебное дерево символизировало девичество, поэтому его еще называли красота, краса или воля. Утром свадебное дерево выставляли  на заборе перед домом невесты, тем самым оповещая о начале свадьбы. После окончании свадьбы   деревце разламывали и по веточке раздавали гостям, точно также, как делили  свадебный каравай между всеми участниками свадебного торжества, как каждый из прихожан стремился принести домой сокровенный подарок с богослужения в день Крещения Иисуса Христа – небольшую веточку Рождественской ёлки.

Дзеўка без касы не мае красы

Ритуальное действие – расплетание косы, «завіванне нявесты»  – представляло собой начальную ступень ее перемены: волосы укладывали другой прической, уже не по-девичьи, а по-женски (на голове делали ровный пробор, чтобы одну косу разделить на две). И только венок символизировал ее девственность. На свадьбе венок будет заменен женским головным убором. Поглядеть, как “завівалі нявесту” приходили все жители деревни, особенно женская ее половина.   

Все обрядовые действия заканчивались к полночи, невеста и подружки ложились спать в одной комнате, чтобы наутро, как только встанет солнце, продолжить свадебные песни. До тех пор, пока невесту  не возьмет под руку жених, ее нельзя было оставлять одну.

На Беларуси обряд прощания с девичеством особенно ярко представлен на севере. На Могилевщине такой обряд практически отсутствовал. На Полесье невеста прощалась с подружками так: накануне свадьбы устраивалось прощальное угощение. На утро невеста должна была перед отъездом к жениху танцевать с каждой подружкой.  В некоторых регионах прощание невесты с девичеством происходило на самой свадьбе перед отъездом невесты из родительского дома.

Расставание с девичеством достигало своей кульминации в тот момент, когда невеста с женихом ехала к венцу. В это время пели песни о расставании с родным домом. 

Последнее изменение Вторник, 21 июня 2016 18:46
Оцените материал
(0 голосов)